Человек, Небо, Космос

Имя профессора, доктора медицинских наук В. Д. Власова, знакомо многим авиаторам. В конце восьмидесятых годов Валентин Дмитриевич был главным терапевтом Министерства гражданской авиации. До этого более тридцати лет, после окончания Военно-медицинской академии, служил в авиационных частях и учреждениях Министерства обороны СССР. Ныне В. Д. Власов начальник отдела авиационной медицины Межгосударственного авиационного комитета и президент Ассоциации авиационной и космической медицины России.

 

 

 

— Валентин Дмитриевич, проблемы авиационной медицины волнуют многих авиаторов. С этими проблемами связаны вопросы регулярности и безопасности полетов, а также здоровья и профессионального долголетия пилотов и штурманов, диспетчеров и бортпроводников.

 

Но сначала поговорим об Ассоциации, президентом которой Вы являетесь. Когда и для чего она была создана?

 

— Ассоциация авиационной и космической медицины России была создана в декабре 1993 года. Как видите, она совсем еще молода, и я покривил бы душой, сказав, что все у нее идет гладко, без сучка и задоринки. Следует, наверное, сразу подчеркнуть, что Ассоциация не относится к коммерческим предприятиям, следовательно, никакой прибыли не получает. Поэтому основные наши трудности носят финансовый характер. Мы, к примеру, до сих пор не имеем собственных помещений. Спасибо Межгосударственному авиационному комитету, приютившему нас. У Ассоциации нет возможности содержать необходимое для нормальной работы число штатных сотрудников, регулярно издавать информационные бюллетени, брошюры, свой журнал. Но мы надеемся, что со временем все эти трудности останутся позади, и Ассоциация без помех будет заниматься лишь проблемами авиационной и космической медицины.

 

Создавая эту Ассоциацию, мы ставили целью в первую очередь объединить авиамедицинских работников на основе их профессиональных и деловых интересов. Такое объединение необходимо для успешного решения актуальных проблем авиационной медицины, дальнейшего совершенствования медицинского обеспечения полетов, сохранения здоровья авиаспециалистов, разработки и реализации вопросов их социальной защиты, а также для защиты профессиональных интересов медицинского персонала авиации.

 

Ассоциация призвана помогать специалистам авиационной и космической медицины в решении социальных, образовательных и других вопросов. Она участвует в развитии приоритетных направлений научных исследований в области медицинского обеспечения полетов. Способствует конструктивному сотрудничеству медицинских и авиационных специалистов в решении проблем, связанных с человеческим фактором в авиации и космонавтике. Осуществляет также взаимодействие с аналогичными обществами и ассоциациями за рубежом.

 

О важности решаемых Ассоциацией вопросов и проблем говорит тот факт, что сегодня ее региональные отделения действуют почти в пятидесяти областях, краях и республиках Российской Федерации. Они есть в Государственном научно-исследовательском институте гражданской авиации. Институте авиационной и космической медицины Министерства обороны России, Военно-медицинской академии, в различных авиапредприятиях и авиакомпаниях страны. Среди членов ассоциации есть представители из всех бывших республик Советского Союза. Можно достаточно уверенно говорить о том, что со временем наша организация обретет межгосударственный и международный статус.

 

— Ассоциация авиационной и космической медицины России была создана в непростое для всех отраслей народного хозяйства, в том числе и гражданской авиации, время. Пожалуй, именно в тот год мы наиболее остро ощущали все то негативное, что принесла с собой так называемая перестройка. Не явилось ли создание Ассоциации своеобразной защитной реакцией авиационных врачей на развал некогда единой структуры воздушного транспорта, на инфляцию, безудержный рост цен?

 

— Возможно, происходившие в стране и отрасли перемены в какой-то степени сыграли роль катализатора и ускорили появление Ассоциации. Но объективные предпосылки для ее создания зарождались в процессе развития отечественной авиации и космонавтики. Собственно, я уже сказал о целях, которые мы преследовали, создавая свою Ассоциацию. Они не зависят от политической и экономической ситуации в стране. Свидетельством тому являются и секции, которые организованы в Ассоциации. Я перечислю их. Это секция профессионально-психологической подготовки летного и диспетчерского состава, которую возглавляет академик Российской академии образования доктор медицинских наук, профессор В. А. Пономаренко. Научно-исследовательской секцией руководит доктор медицинских наук, профессор П. М. Шалимов. Секция сертификации и лицензирования авиамедицинской деятельности создана под председательством доктора медицинских наук Г. Л. Стронгина. Секция организационно-структурной и координирующей деятельности действует под руководством первого вице-президента Ассоциации кандидата медицинских наук Н. В. Третьякова. Наконец, это секция международных связей, которую ведет А. Д. Рыжников - специалист с большим опытом дипломатической работы. Планируем организовать и другие секции, например, информационно-издательскую и рекламную, профессиональной подготовки медицинских работников, санитарно-эпидемиологическую безопасность полетов, врачебно-летной экспертизы и др. Как видите, секций много, они будут охватывать практически все направления авиационной и космической медицины, а в основе их лежат одни лишь профессиональные интересы авиационных врачей и авиаспециалистов и ничего больше.

 

Можно обратиться к зарубежному опыту. Во многих авиационных державах существуют аналогичные организации. В Соединенных Штатах Америки, хотя эта страна не переживает, подобно России, никаких политических и экономических потрясений, существует американская Ассоциация авиационной и космической медицины, возраст которой около семидесяти лет. Это мощная общественная организация, пользующаяся авторитетом в авиационных кругах страны. Более шестидесяти авиапредприятий оказывают ей финансовую помощь, у нее много спонсоров. Каждый год она проводит международные конференции или симпозиумы по проблемам авиационной и космической авиации, имеет постоянный штат сотрудников и свое здание и издает свой журнал.

 

Мы хотим, чтобы наша ассоциация как можно скорее стала столь же сильной и эффективной. И существовать она будет до тех пор, пока в России существуют авиация и космонавтика.

 

— Но, кажется, и у вашей ассоциации уже есть опыт проведения специализированных конференций, форумов, в том числе и международных?

 

— Ассоциация существует чуть больше четырех лет, она все еще находится в стадии становления. Много времени и сил уходит на всякие внутренние организационные вопросы Но тем не менее с самых первых дней она начала заниматься тем, ради чего, собственно, и создавалась. Уже весной 1994 года мы совместно с Межгосударственным авиационным комитетом, Военно-медицинской академией и Институтом авиационной и космической медицины организовали и провели в Санкт-Петербурге симпозиум по проблемам профилактики и реабилитации в авиационной и космической медицине. В конце того же года приняли участие в организации конференции по актуальным вопросам медицинского обеспечения полетов

 

Наконец, летом 1995 года совместно с Федеральной авиационной службой России, Межгосударственным авиационным комитетом и при участии Международной организации гражданской авиации (ИКАО) провели мятый Европейский региональный семинар на тему «Актуальные вопросы медицинского обеспечения полетов, врачебно-летной экспертизы и реабилитации летного состава». Этот семинар проходил в Москве в течение пяти дней Его участники, специалисты авиационной медицины России и стран Европы, получили прекрасную возможность обменяться опытом, рассказать о своей работе, совместно обсудить общие проблемы.

 

А осенью 1996 года совместно с профсоюзом летного состава мы провели конференцию по проблемам пенсионного обеспечения пилотов гражданской авиации в России

 

— Позвольте, но ведь пенсионное обеспечение это скорее социальная проблема, нежели медицинская...

 

— К сожалению, у нас сложилась совершенно немыслимая и даже парадоксальная ситуация с пенсионным обеспечением летного состава. Оно утратило всякую объективную связь с профессиональным риском, с той мерой ответственности, которую берут на себя эти люди, поднимая в небо самолет, с их трудовым стажем, уровнем заработной платы и вкладом в пенсионный фонд. Максимальная пенсия у пилота составляет сегодня всего-навсего три с поло- виной минимальные зарплаты, то есть она у него почти такая же, как у человека, всю жизнь мирно и спокойно проработавшего на земле и не испытавшего никакой ответственности Почему-то никто не принимает в расчет то, что пилоты и штурманы постоянно работают фактически в экстремальных условиях. Они постоянно рискуют здоровьем или даже жизнью. Неблагоприятные факторы полета грозят им ранним биологическим старением, нервно-психическим перенапряжением. Их преследует страх расстаться с любимой работой из-за болезни или травмы. Сохранить хорошее самочувствие при таких условиях очень трудно. А выйдет пилот на пенсию - по его здоровью бьют резкое снижение социального статуса, проблемы с переквалификацией, недоступность из-за дороговизны многих необходимых ему лечебных и реабилитационных мероприятий.

 

Те, кто определил размер пенсий летному составу гражданской авиации, совершил нелепейшую ошибку. Наша Ассоциация считает своим долгом доказывать это с медицинской точки зрения и добиваться исправления этой ошибки.

 

— Это делает вам честь, особенно в глазах летного состава. Но, наверное, борьбой за достойное пенсионное обеспечение пилотов гражданской авиации деятельность Ассоциации в интересах авиаспециалистов не ограничивается?

 

— Конечно, нет. Мы намерены широко проводить просветительскую работу по вопросам сохранения здоровья и высокой работоспособности, продления профессионального и биологического долголетия пилотов, их психофизиологической подготовки. Для этой цели создан и выпускается журнал Ассоциации «Медицина и авиация». Надеемся издавать специализированную научно-методическую и учебную литературу, всевозможные памятники, методички и буклеты, проводить специальные семинары для авиаспециалистов. Мы планируем также организовать Фонд социальной защиты и финансовой поддержки бывших авиационных работников.

 

Уже сейчас Ассоциация стремится участвовать в разработке и реализации программ здоровья и реабилитационных мероприятий для летного состава, организовать для авиаспециалистов консультации по вопросам врачебно-летной экспертизы и медицинское обследование пилотов, на основании которого делается рекомендательное заключение об их годности к летной работе. Очень важной считаем работу над созданием Независимой комиссии по врачебно-летной экспертизе для переосвидетельствования пилотов, не согласных с экспертными заключениями.

 

— Думаю, то, что Вы только что сказали, обрадует многих авиаторов. В редакционной почте немало писем, авторы которых жалуются на неправильные, по их мнению, заключения медицинских экспертов.

 

— Действительно, конфликтных ситуаций, возникающих после медицинского освидетельствования на годность к летной работе, не так уж мало. Хотя в одной из статей «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» закреплено право россиян на проведение по их заявлению независимой экспертизы, особенно при несогласии с заключением медицинского освидетельствования. В гражданской авиации России, да и других республик бывшего Союза, это право реализовать на практике было просто невозможно, Наша Ассоциация решила восполнить этот пробел и осенью 1994 года заявила о необходимости образования Независимой комиссии по врачебно-летной экспертизе. Мы поддержали также предложение Межгосударственного авиационного комитета о ее создании на межгосударственном уровне.

 

— Валентин Дмитриевич, Вы не находите, что конфликты между медиками и авиаторами по результатам медицинского освидетельствования возникают еще и потому, что авиационные врачи порой бывают недостаточно хорошо подготовлены?

 

— Врачебно-летную экспертизу проводят, как правило, специалисты достаточной квалификации. Но не стану отрицать того, что проблема профессиональной подготовки авиационных врачей все-таки существует. Среди специалистов-медиков, работающих в гражданской авиации, особенно среди молодых, есть такие, которые не слишком хорошо разбираются в специфике авиационной медицины. Объяснение простое: ни в одном медицинском вузе не готовят авиационных врачей, за исключением Военно-медицинской академии и Саратовского медицинского института, военная кафедра которого на последних двух курсах ведет подготовку таких специалистов. Молодому специалисту-медику, пришедшему работать в авиацию, приходится на практике познавать авиационную медицину, изучать особенности условий труда авиаторов, воздействие этих условий на человеческий организм. Без этого ему не стать хорошим авиационным врачом. Но если он всерьез решил посвятить себя авиации, большую помощь в профессиональном росте ему может оказать кафедра авиационной и космической медицины Российской медицинской академии последипломного образования. Эта кафедра в настоящее время является основной базой для фундаментальной подготовки врачей гражданской авиации. Но с недавних пор у авиационных врачей появилась еще одна возможность получить дополнительное образование - на Курсах усовершенствования авиамедицинских специалистов, организованных нашей Ассоциацией. Занятия на этих Курсах проводятся на базе Института авиационной и космической медицины, Межгосударственного авиационного комитета, Медицинского центра гражданской авиации, Государственного научно- исследовательского института гражданской авиации и Центрального научно-исследовательского авиационного госпиталя. К их проведению привлекаются специалисты Российской медицинской академии последипломного образования. Военно-медицинской академии и других медицинских учреждений.

 

За последние три года мы организовали на этих Курсах девять семинаров, на которых изучались проблемы врачебно-летной экспертизы, сертификации и лицензирования медицинской деятельности в гражданской авиации, клинической авиационной эндокринологии и отоларингологии, психодиагностики, безопасности полетов и др. Продолжительность занятий была от пяти до пятнадцати дней Мы с гордостью отмечаем, что подавляющее большинство слушателей дало очень высокую оценку этим семинарам, а это значит, что мы выбрали правильное направление в своей работе. Добавлю, что занятия на наших курсах платные, но деньги, которые мы получаем за обучение, не сравнимы с коммерческими услугами и целиком уходят на погашение затраченных на организацию и обеспечение образовательного процесса средств.

 

» - И все-таки, согласитесь, определенный антагонизм между авиаторами и медиками существует. Какой пилот, чувствующий какое-либо недомогание, не клянет на чем свет стоит накануне медицинского освидетельствования членов врачебно-летной комиссии!

 

— Но он же понимает, что они тут совсем ни при чем. Не думаю, чтобы кто-то из пилотов так вот боялся медицинского обследования и полагал, что врачи только и ищут повод отстранить его от летной работы. Но следует признать, что существуют еще не вполне решенные правовые и этические вопросы взаимоотношений врачей и подлежащих медицинскому освидетельствованию лиц.

 

Я сейчас хочу сказать вот о чем. Есть общая для всех нас, не только для пилотов, беда. Любим мы загонять болезнь внутрь, тянуть с визитом к врачу до последнего. Так порой поступают и пилоты. Где-то что- то у них кольнет или заболит, потом отпустит, и они уже забыли об этом. А ведь это может быть первым симптомом серьезного заболевания, которое, в конце концов, лишит их работы или, что хуже, подведет их в самый неподходящий момент, во время выполнения рейса. А случаи такие есть, и цена такого инцидента может быть слишком большой.

 

Между тем, сегодня медицина располагает эффективными средствами для лечения самых разнообразных заболеваний и проведения восстановительных мероприятий Приведу такой пример. Так, в Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале применяются реабилитационные программы, позволяющие возвращать в строй до тридцати процентов летчиков, которым прямо угрожала дисквалификация по состоянию здоровья. Следует сказать, что принципы лечения и реабилитации лиц летного состава военной и гражданской авиации одинаковы.

 

Ну, а если больной обратится к врачу на начальной стадии заболевания, в большинстве случаев ему гарантировано излечение и продолжение летной деятельности. Известно, что наиболее распространенными заболеваниями среди летного состава являются сердечно-сосудистые. Медицинские обследования в США показали, что у американских пилотов ишемическая болезнь сердца и гипертоническая болезнь встречаются реже, чем у остальной части населения. Конечно, летный состав гражданской авиации США хорошо обеспечен социально, но не последнюю роль играет и то, что американские летчики не стесняются обращаться к докторам при малейшем недомогании. При необходимости им гарантировано лечение и реабилитация в полном объеме. Поэтому не надо бояться врачей.

 

А если отчужденность между врачами и авиаторами действительно существует, ее надо преодолевать в каждом конкретном случае. Надеюсь, что деятельность нашей Ассоциации будет способствовать и этому.

 

— Валентин Дмитриевич, наша беседа, к сожалению, подошла к концу. Цели, которые преследует Ваша Ассоциация, благородны и нужны всем работникам гражданской авиации. Успехов Вам!

 

— А я хочу поблагодарить журнал за предоставленную возможность подробно рассказать об Ассоциации авиационной и космической медицины России. Возможно, кто-то захочет стать ее членом или просто помочь ей. Мы будем этому рады.

АВИАКОСМОСМЕД

Ассоциация Авиационно-Космической, Морской,
Экстремальной и Экологической Медицины

На Связи

АвиаКосмосМед

Москва

89168450974

89165135614

roosalus@gmail.com